о нас|RSS
Войти
Мы в Facebook Мы в Facebook

 

КУЛЬТОБОЗ
З днем народження, книго!

Центральна весняна подія культурного життя Дніпропетровщини — вийшла нова книга про славну Петриківку! Ось її вихідні дані: Бєлоусов Є. В. Петриківка — перлина України: ІМА-прес, Дніпропетровськ, 2014.-5000 примірників. 160 сторінок з ілюстраціями.

Новий твір відомого українського письменника цікаво і популярно розповідає про витоки та сьогодення всесвітньо відомого петриківського розпису. Книга розрахована на широке коло читачів.

Вийшла нова книга дніпропетровської письменниці Ольги Кай «Загадать желание»

Світ, сповнений дива, в якому ще живуть русалки, мавки та лісовики, а в небі можна побачити вогняного змія. Світ, в якому дружба перевіряється ревнощами та заздрістю, а скріплюється кров’ю та битвою пліч-о-пліч. Вірність стає найдорожчим скарбом, а любов — неочікуваною нагородою. Цей світ поступово руйнується, переплітаючись з нашим світом, стикаючись із невідомим та байдужим злом. Шириться пустка, виростають чорні скелі замість зниклих міст. Рівновагу порушено, і вже не має значення, хто поклав останній камінець на терези…

Вертеп як засіб проти «святкових буднів»

6 січня на ж/м Ювілейному та 14 січня на Європейському майдані в Дніпропетровську відбулися різдвяні вертепні вистави, організовані співробітниками Інституту суспільних досліджень. У вертепі взяли участь непрофесійні актори — звичайні люди, вбрані в самостійно виготовлені костюми: Діви Марії з немовлям, Янгола, чортів, царя Ірода, Смерті, козаків, Турка, Селянина та ін. Музичну частину святкової вистави підготував дніпропетровський гурт мандрівних дяків «Вертеп».

Мини-выставка художника Ивана Труша ко Дню Соборности Украины

Ко Дню Соборности и Свободы Украины в Днепропетровском художественном музее выставили три картины украинского живописца-импрессиониста Ивана Труша, всю свою жизнь посвятившего развитию украинского национального искусства.

Архив газеты
АФИША ДНЕПРОПЕТРОВСКА
ГлавнаяГостиная
      ГОСТИНАЯ      
Светлана Маркитанова: «Художник, как Феникс, должен полностью себя испепелить и переродиться в новом обличье»

Светлана Маркитанова: «Художник, как Феникс, должен полностью себя испепелить и переродиться в новом обличье»

Автор: Алексей Овчаренко.

Большинству из нас совсем не нравится путь, которым сейчас идет Украина. Перспективы дальнейшего развития страны, которые вырисовываются на данный момент, не вызывают каких-то радужных ожиданий. И все-таки не стоит впадать в излишне пессимистические настроения. Ведь есть еще сферы деятельности, в которых Украина не пасет задних. Например, в такой незаменимой составляющей любого общества, как художественная жизнь, наша страна не выглядит какой-то отсталой страной третьего мира. У нас сохранилась система художественного образования, есть люди, которые могут достойно представить нашу страну на международной арене, и, что самое важное, у нас есть перспективная молодежь, которая уже обладает достаточным мастерством и находится в поиске своего творческого лица. Такова и наша сегодняшняя гостья, молодая днепропетровская художница Светлана Маркитанова.

— Где тебе лучше работается: в мастерской или на природе в режиме, который на языке художников называется «пленэр»?
— Бывает по-разному. Если какое-то место очень впечатлило, то, конечно, хочется работать там, а не сидеть в мастерской. Хочется пойти туда, поймать впечатление и прорезонировать. (Смеется.)

— Ты сама ездишь рисовать на природу или с группой единомышленников?
— Обычно туда попадаешь, когда проводятся какие-то организованные пленэры или просто когда знаешь, что есть какое-то особенное место. Самостоятельно я ездила в Крым, а вот, к примеру, в Карпаты ездила с другими художниками.

— Кроме Крыма и Карпат где еще пришлось побывать в такой вот творческой поездке?
— Я участвовала в Международном Репинском пленере, который организовывает Харьковская организация Национального союза художников. Он проходил в Чугуеве. Есть у меня работы, выполненные на пленэрах и в других уголках Украины.

— Чего больше в пленэре: приобщения к некоему социуму художников или непосредственно работы с кистью?
— Наверное, нельзя разделять то, как ты вживаешься в социальную группу художников, и то, что ты развиваешься как художник на подобных мероприятиях. Самое же главное достоинство пленера в том, что там собираются самые разнообразнейшие художники. И не всегда те, кто работает на пленере, представляют реализм или академизм. Бывает, что там встречаются абстракционисты и художники, которые занимаются контемпорари-артом. Общение, которое сопровождает пленер, оказывается очень полезным. Одно дело, когда ты видишь какую-то работу, а другое, когда видишь, как она создается, и узнаешь, что думает о своей работе сам художник. И тогда начинаешь понимать, как ход его мыслей соотносится с тем, как он работает. Такой опыт общения очень ценен для художника. Также на пленере присутствует некий соревновательный дух. Это не означает, что каждый участник старается нарисовать больше работ, чем все остальные. Главное — написать работу лучше!

— Что это значит: «написать работу лучше»?
— Ох! Точно объяснить тяжело. Может, лучше будет сказать «максимально раскрыться в работе». У каждого художника есть некий уровень мастерства, есть работы вроде и выполненные на достаточно хорошем уровне, но в которых чего-то не хватает, а есть знаковые работы, по которым вспоминают автора, когда о нем говорят. Вот о таких работах можно сказать, что художник в них наиболее ярко проявил себя и «максимально раскрылся».

— Отличный ответ, но постараюсь быть максимально занудным и спрошу: что такое «знаковая работа»?
— Когда мы говорим о Ван-Гоге, то сразу думаем о его «Подсолнухах», когда говорим о Леонардо — думаем о «Моне Лизе». В таких работах словно бы собрано все творчество этих художников.

— Как думаешь, если бы мы провели эксперимент, в ходе которого показали бы людям картины художников, которых они не знают, но среди которых есть общепризнанные знаковые работы. И мы попросили бы выбрать лучшие картины. Люди указали бы на картины, которые считаются такими вот знаковыми?
— Всё зависит от уровня знаний и подготовки самого зрителя, от уровня его какого-то внутреннего духовного развития, от его способности воспринимать что-то новое. Никогда не задумывалась о результатах подобного эксперимента, но пытаюсь смоделировать ситуацию по ходу. Такие знаковые работы сильны в каком-то эмоциональном плане, и это каким-то образом передается зрителю. Если человек готов воспринимать, то он это почувствует. Мне кажется, что процент совпадений предпочтений людей с тем, что считают сейчас знаковым, будет достаточно высок.

— Неподготовленный зритель в каком-то смысле не увидит квадрат Малевича…
— А квадрат Малевича вообще не может восприниматься без знания истории искусства и без знания того, что сам Малевич хотел сказать своим квадратом.

— Живопись обязательно должна создаваться под знаком того, что художник что-то хочет сказать?
— Тот же Малевич, а также Кандинский писали довольно объемные тексты, где объясняли смысл того, что они делают. Это уже больше похоже на научную работу. Вся наша культура основана на текстах, дети с детства учат алфавит, учатся читать.

— Ты художник, который состоялся в профессиональном смысле, но который ищет свою творческую манеру. О тебе говорят, что ты сейчас отходишь от академизма. У тебя есть понимание того, куда ты должна двигаться?
— Есть. Во время учебы человек еще не формируется как творческая личность. За это время накапливаются работы, выполненные в академической манере. Но впоследствии от такого исполнения хочется уйти. Я чувствую, что я морально устала от реализма и просто не хочу этим заниматься. Подобное чувствует, наверное, человек, который постоянно ест борщ. Борщ — это замечательное блюдо, но если есть только его, он надоест. Поэтому я считаю, что мне нужен какой-то вектор, который позволит отодвигаться от академизма в сторону другой эстетики. Художник вообще периодически должен искать что-то новое, он должен, как Феникс, полностью себя испепелить и переродиться в новом обличье. И не всегда это перерождение происходит легко, иногда этот процесс трансформации очень тяжел и даже болезнен.

— В чем причина того, что художник начинает стремиться к такому перерождению?
— Сейчас я могу сделать хорошие реалистические работы, но мне это уже неинтересно. И если продолжать работать в том же ключе, то такая работа переходит в ремесленничество, и от нее уже не получаешь какого-то кайфа.

— А нужен кайф во время работы?
— Конечно, нужен! Если его нет, то в картины не вкладываются какие-то эмоции. На холсте могут отражаться как позитивные, так и негативные эмоции, тут дело в самом художнике. Но некий эмоциональный накал должен быть обязательно!

Алексей Овчаренко

«Экспедиция XXI» № 11 (137) 2013

Добавить комментарий:

Ваш комментарий: (не более 3500 символов. Осталось: 3500)